Люди из Овечего Оврага

На этой странице собраны материалы, посвященные местным жителям и выходцам из Овечьего Оврага.

Материалы представленные выше на данной странице взяты из следующих источников:

Нижегородские татары: биографический словарь. Том 1 / Гл. редактор Д.В. Мухетдинов; отв. редактор Р.Ф. Ибрагимов – Н. Новгород, Издательский дом “Медина”, 2008 г. 576 с.

Медресе с. Овечий Овраг (Овечьеовражское медресе). В нач. XIX в. в М. у Абдулжалила Биккинина учились юноши не только из с. Овечий Овраг / Куй Суы (ныне Краснооктябрьского р-на Нижегородской обл.), но и представители других селений. Так, известно, что среди них были будущие имамы с. Сафаджай (сохранились сведения, что в 1800-х гг. А. Биккинин часто приезжал в Сафаджай, чтобы навестить своих учеников). Общее количество учеников М. достигало в кон. XVIII столетия 85 человек и 92 — в нач. XIX в. Мальчики из Овечьего Оврага и окрестных деревень изучали тюрки, араб., персид. яз., а также арифметику. Этот перечень предметов, входивших в учебные программы, показывает, что М. не являлось строго кадимистским, а приближалось к джадидистским (новометодным) учебным заведениям.

От А. Биккинина требовался большой объем знаний и умений для преподавания данных дисциплин. М. существовало на деньги общины. Годовое содержание А. Биккинина, определяемое общиной, составляло 100 руб. Кроме А. Биккинина, в штат преподавателей медресе входило еще двое: азанчей мечети Аитов Сейтбухан и его сын Сейтбуханов Фейзулла. Т. о., если учесть, что М. было своеобразным учебно­религиозным центром для татарских сел рубежа XVIII–XIX вв., можно утверждать, что А. Биккинин был ключевой фигурой того времени в учебном религиозно­духовном процессе в пределах Нижегородчины.

Лит-ра: Мухетдинов Д. В. Из прошлого религиозного мусульманского образования на Нижегородчине в XVIII — начале XX вв. — Н. Новгород, 2004.

О. C.

Абдулжалил  Биккинин (ок. 1769 г.–?) — имам-хатыб 1­й соборной мечети с. Овечий Овраг / Куй Суы (ныне Краснооктябрьского р­на Нижегородской обл.). Родился в семье потомственных имамов; знаток этико­правовых норм ислама и методики юриспруденции. О Абдулжалиле односельчане всегда говорили как о ревностном приверженце исламской веры. Так, в «Сафаджайских тетрадях» Ситдик б. Якуб описал такую ситуацию: «Однажды отец Салиха муллы Сулейман бабай провожал Абдулжалила-хазрата из Овечьего Оврага в Ургу. По дороге хазрат спросил его имя. Тот ответил: “Семен”. Абдулжалил-хазрат тотчас велел остановить лошадей и посреди лесной чащи на пригорке нарек его по исламским обычаям мусульманским именем Сулейман». Верность своим религиозным представлениям о мире Абдулжалил проявил, кроме повседневного стиля жизни, и в том, что на его средства и пожертвования прихожан была перестроена мечеть. Дети Абдулжалила: Мухаммет-Юнус и Алим пошли по стопам отца, став имамами. Внуки Сабир, Шакир, Садек , Юсип получили образование в местном медресе, а затем учились на звание имама.

О. С.

Род Биккинины – Абдулжалиловы. Известный нам основатель рода — Биккина — был абызом. Его сын Абдулжалил продолжил дело отца и также являлся имамом Овечье Овражской мечети (или тогда молитвенного дома). Абдулжалил был известен не только как указной имам, но и как мударрис медресе с. Овечий Овраг, старейшего учебного заведения в татарских селениях Нижегородчины, основанного предположительно в 1762 г. Он был указным мударрисом, то есть официально назначенным в медресе преподавателем, прошедшим специальные испытания на знание богослов­ских наук. Это первое из известных назначений на должность указного мударриса татарского юго­востока Нижегородчины.

Родной брат Абдулжалила Биккинина – Субхангул Биккинин (1756–1816) в 1795 г. основал д. Субхангулово (ныне с. Субхангулово (Камчалы) Аургазинского р­на РБ). Ясачные татары (10 мужчин с семьями) переселились туда из с. Овечий Овраг (ныне Краснооктябрьского р-на Нижегородской обл.) и с. Петряксы / Петрякс (ныне Пильнинского р-на Нижегородской обл.). В 1811 г. из тех же губерний прибыл еще 21 мужчина. В том же году они купили землю у башкир.

Сын  Абдулжалила –  Юнус(ис) был имамом 1-й соборной мечети села (с 1828 г.); мечеть была перестроена на средства Юнуса Абдулжалилова. Его сын Юнсип (Юсуф) был утвержден имамом 2-й соборной мечети, построенной в 1861 г. также на средства семьи Абдулжалиловых и пожертвования прихожан. Другой сын  Юнуса – Шакир в 1869 г. по «приговору» мусульманского общества столицы был командирован ОМДС в Санкт-Петербург, где исполнял обязанности гражданского муллы 1-го магометанского прихода Санкт-Петербурга (являвшегося тогда столицей Российской империи). Его дело продолжил сын — Зариф, утвержденный в 1874 г. имамом – хатыбом, мударрисом, помощником ахуна 1-го магометанского прихода Санкт-Петербурга и ставший первым имамом Соборной мечети с момента ее открытия в 1913 г.

Представитель этого рода, сын Алима Абдулжалилова (см. Алимовы) Бедретдин Алимов и его сын — Сафа, были первыми имамами Соборной мечети Москвы (в Выползовом переулке).

После смерти Юнуса Абдулжалилова его приход унаследовал средний сын Сабир Юнусов — имам 1-й соборной мечети Овечьего Оврага с 1852 г. Сын Сабира Юнусова Сабиров (Саберов) Алим — мулла с. Овечий Овраг с 1941 по кон. 1950‑х гг. После его смерти дело Алима Саберова продолжала Айся-абыстай Саберова (1880 г. р.). Еще один сын Сабира Юнусова, Юнусов Абдулла Сабиров — имам 1-й соборной мечети с. Овечий Овраг в годы Первой мировой войны и далее в 1920-е гг. (зарегистрирован руководителем прихода 1-й соборной мечети Овечьего Оврага в 1927 г.). Сын Мухаммед-Шакира Юнусова Хасян Шакиров — имам 1-й соборной мечети с. Овечий Овраг в нач. XX в. накануне и в годы Первой мировой войны. Правнуки Абдулжалила — Салахетдин, Хасян и Абдул-Азим также являлись имамами. Юнусов Абдул-Азим Юсупов (1876–1918) — имам 2-й соборной мечети с. Овечий Овраг с 1908 г. (его отец просил избрать 32-летнего сына на сельском сходе на должность имама, так как «он религию знает, человек уважаемый и звания муллы достойный»). Брат Сабира Юнусова — знаменитый просветитель и целитель земли нижегородской Абдулжалилов Садек-абзи.

Лит­-ра: ЦАНО, ф. 2, оп. 1, д. 1485, л. 28; ф. 5, оп. 41, д. 229, л. 11, оп. 42, д. 16, лл. 26 об., 27, ф. 5, оп. 45, д. 31, л. 29 об. — 30, ф. 5,оп. 48, д. 8873, лл. 33 об. — 38, оп. 50, д. 18314, лл. 1, 3, 22, ф. 5, оп. 51, д. 21247, л. 36 об., д. 24194, л. 15; ЦГИА РБ, ф. 295, оп. 4, д. 1071, 7064, 9267, 12138, 13435, 21699, Сенюткин С. Б. и др. 1998. С. 247–251; Абдулжалил Биккинин // Ислам на Нижегородчине. Вып. 4. — Н. Новгород, 2004. — С. 8; Теляшов Р. Татарская община Санкт­Петербурга. К 300­летию города. — Спб., 2003.

О. С., Д. М.

Алимовы – боковая ветвь семейства Абдулжалиловых (Абдулзямиловых), или Биккининых – известных абызов, имамов и ишанов Нижегородчины XVIII–XIX вв. Семья Алимовых в истории московских мусульман (1894–1928 гг.) сыграла огромную роль в возникновении и становлении Второго мусульманского прихода Москвы.

Известно, что Алим являлся сыном имама 1-й мечети с. Овечий Овраг (ныне Краснооктябрьского р-на Нижегородской обл.) с 1787 г. Абдулжалила Биккинина. Внуком Абдулжалила по линии его другого сына, Юнуса, был известный ишан Садек-абзи, родовой дом и могила которого в с. Овечий Овраг (тат. Куй Суы) до сих пор являются объектами зиярата нижегородских татар. Что касается представителей семейства Алимовых, то в историю они вошли прежде всего как имамы нынешней Соборной мечети Москвы.

1. Алимов Бедретдин Алимович, первый имам и основатель прихода 2-й московской мечети (ныне – Соборная мечеть). Сын Алима и внук Биккинина Абдулжалила.

В кон. XIX в. в Мещанской части города образовался Второй мусульманский приход, во главе которого стал мулла Бедретдин. Вскоре члены новой общины приняли решение о необходимости строительства новой мечети.

Известно, что свое первое прошение на разрешение строительства 2-й московской мечети мулла Бедретдин подал от своего имени еще в 1894 г. – в год вступления на престол императора Николая II; основанием для этого шага была «малая вместимость до 1 500 человек» имеющейся мечети в Замоскворечье (см.: Историческая мечеть). Прошение было одобрено в 1903 г.; двоих своих сыновей, Сафу и Абдурахмана, Алимовых отправил в долгое путешествие по дорогам России до Китая для сбора денег на строительство будущей мечети. Мечеть была построена в кратчайший срок (с мая по ноябрь 1904 г.) на деньги крупного мецената азеевского татарина Салиха Ерзина при поддержке всех мусульман города, прежде всего в тесном сотрудничестве с семейством Агеевых. Уже 27 ноября 1904 г. первый имам-хатыб новой мечети Бедретдин подал прошение совершить в ней первый намаз. Сохранилась переписка между муфтием ОМДС М. Султановым и попечителями мечети с «покорной просьбой дозволить временно исполнять обязанности имама-муллы Бадретдину Алимову» и ответ муфтия: «С моей стороны препятствий нет». Вероятно, возложение обязанностей имама «временно» было связано с преклонным возрастом муллы Бедретдина, поэтому изначально вторым имамом новопостроенной мечети являлся его сын Сафа, как это следует из архивных документов.

Точная дата смерти (между 1910 и 1912 гг.) Бедретдина. неизвестна. 3 февраля 1910 г. он участвовал в закладке первого камня будущей мечети в Петербурге, возглавляя делегацию московских мусульман. Под прошением в Московскую городскую управу с «разрешением на постройку двухэтажного деревянного дома во владении» мечети от августа 1912 г. стоит подпись «ахуна 2-й мечети» Алимова Сафы Бедретдиновича.

Бедретдин имел 5 сыновей, которым он дал религиозное образование; двое из них являлись соответственно имамом и муэдзином основанной отцом мечети. Похоронен на Даниловском мусульманском кладбище в Москве, однако точное месторасположение могилы неизвестно.

2. Алимов Сафа (Мухаммед-Сафа) Бедретдинович, второй имам 2-й московской мечети (до 1924 или 1920/21 гг.). Старший сын Алимова Бедретдина, наследовавший дело и должность своего отца, основателя мусульманского прихода нынешней Соборной мечети. А. С. являлся муллой во 2-й московской мечети с момента ее открытия; первый документ, упоминающий об этом, датирован 19 декабря 1904 г. В то время А. С. выполнял функции «заведующего недвижимым доходным имением Магометанского духовного собрания» в Выползовом переулке [т. е. администратором здания мечети] и отчитывался перед прихожанами по финансовым вопросам функционирования мечети. А. С. стал имам-хатыбом Соборной мечети сразу после кончины отца (между 1910 и 1912 гг.). При нем в 1913 г. на участке рядом с мечетью было построено двухэтажное деревянное здание, использовавшееся частично для жилых помещений, а частично в качестве религиозного училища. Сафа. был имамом мечети и в первые послереволюционные годы. В нач. 1920-х гг. Сафа был сослан на Соловки, где и погиб в 1924 г. (по др. данным – 1921).

После ареста Сафа имамом-хатыбом мечети стал др. выходец из Нижегородчины – А. Фаттахетдинов. Родной брат Сафы Абдурахман, продолжал работать в той же мечети в качестве муэдзина. Известно, что другой их брат, Фатех, проживал в Москве, так же как и семья самого Сафы. Еще один брат, Саляхетдин, являлся имамом 2-й соборной мечети с. Овечий Овраг; с 1914 г. он возглавил приход 1-й мечети родового села и помогал организовывать денежные сборы в помощь раненым и фронту в период I мировой войны. Он же являлся муллой в этом селе в годы советской власти; его сын Умяр стал сельским учителем в с. Пица.

Вдова А. С., Мершида, происходившая из семьи муллы из Касимова, обладала обширными познаниями в религии, знала Коран наизусть, преподавала до сер. 1920-х гг. основы исламского вероучения детям в религиозном училище при Соборной мечети. У нее было 2 дочери, которые жили в Выползовом пер. в здании рядом с мечетью.

3. Алимов Абдурахман Бедретдинович, муэдзин Соборной мечети до 1927/28 г. Второй сын Алимова Бедретдина, родившийся на 7 лет позже Сафы. По наказу отца отправился вместе со старшим братом Сафой в путешествие по России до границ с Китаем для сбора денег на строительство московской Соборной мечети (1903–04 гг.), последнее было осуществлено в итоге на средства Салиха Ерзина; затем 6 лет обучался в Аравии. Владел французским яз. По настоянию отца стал муэдзином в московской Соборной мечети, пребывая в этом качестве и при старшем брате Сафе, и после его ареста, когда мечеть возглавил имам-хатыб А. Фаттахетдинов.

В связи с репрессиями против А. Фаттахетдинова, начатыми в 1927 г., муэдзина Абдурахман стали вызывать на ночные допросы на Лубянку, обвиняя в поддержке «врага народа»; на одном из допросов от него потребовали «выступить перед мусульманами против Аллаха и призвать людей к отречению и принятию атеизма». Абдурахман отказался; в ту же ночь его разбил инсульт, через 10 дней после чего он скончался. Это случилось в феврале 1928 г. в Москве. Похоронен на Даниловском мусульманском кладбище в квадрате 4-В. Присланный к Соборной мечети роскошный катафалк не потребовался, т. к. верующие несли тело муэдзина на руках до Даниловского кладбища через всю Москву, что можно считать первым публичным проявлением идеологически мотивированного протеста московских мусульман против большевистской власти.

У Абдурахмана было две жены: после того как Малика умерла в возрасте 47 лет (от этого брака был сын Исмаил), он взял в жены Хадичу Боброву (из семьи состоятельных касимовских татар-меховщиков), от брака с которой родилась АлимоваСуфия Абдурахмановна (07. 04. 1917 г.).

Лит.: Краткая историческая записка. Историко-архивные и библиографические изыскания по Исторической мечети и медресе, автор исследования Крупнова Р. Е.; Маркус Дж. Суфия-апа – Алимовлар неселенен сакчысы (Суфия апа – хранительница рода Алимовых) // Мишар доньясы – Н. Новгород, № 2, июль 2007, с. 9; Материалы по Московской Соборной мечети из архива ОМДС (ЦГИА РБ); Садур В. Г. О передаче традиции и о московских татарах. – 1988, неопубл.; Сафаров М. Татары в Москве // Татарские новости, 1997, № 9 (43); Сенюткин С. Б., Идрисов У. Ю., Сенюткина О. Н., Гусева Ю. Н. История исламских общин Нижегородской области. – Н. Новгород, 1998; Хайретдинов Д. З. Мусульманская община Москвы в XIV – нач. ХХ в. – Н. Новгород, 2002; ЦИАМ, ф. 16, оп. 84, д. 179, л. 24, 36; Шевченко А. Г., Гаврилов Ю. А. Московская Соборная мечеть за сто лет (исламская составляющая культурного наследия Москвы) // Архив наследия, 2004, с. 179–226.

Д. Х., Д. М., С. М

Юнусов Мухаммед-Зариф (1853–22.11.1914) б. Му-хаммед-Шакир б. Мухаммед-Юнус – уроженец с. Овечий Овраг (ныне Краснооктябрьского р­на Нижегородской обл.), потомок рода потомственных имамов Биккининых–Абдулжалиловых–Юнусовых.

Образование получил в Апанаевском медресе Казани и в Бухаре. В 1874 г. был утвержден имам-хатыбом, мударрисом, помощником ахуна Первого мус. прихода СПб. (помощником своего отца М.-Ш. Юнусова). Исполнял духовные требы мусульман, находившихся в тюрьмах, больницах, обучавшихся во 2-м Константиновском кавалерийском училище, позднее – курсантов Павловского военного и Николаевского кавалерийского училищ.

В 1888 г. Шакир полностью передал дела своему сыну Зарифу. Тем самым с 1888 г. он стал имамом Первого мус. прихода СПб. и, очевидно, в это же время получил звание ахуна. Зариф проживал в частном доме купца М.-А. Максутова по адресу: ул. Глазовская, 14.

В 1891 г. вошел в состав комитета по сбору пожертвований на строительство Соборной мечети, сменив своего отца Шакира Юнусова. В 1906 г. вошел в состав Комитета по постройке Соборной мечети в СПб.

Был первым имамом Соборной мечети с момента ее открытия в 1913 г. После его избрания имам-хатыбом Соборной мечети Первый мус. приход города возглавил уроженец Нижегородчины ахун Жалялетдин Нежеметдинов (Соколов), а муэдзином был Мухаммед-Фатих Гималетдинович Юнусов (1875–?) – уроженец дер. Чембилей Сергачского уезда Нижегородской губ.

Зариф пользовался большим уважением среди жителей города. Умер в 1914 г. На похоронах Зарифа присутствовало около тысячи мусульман. Как писали в некрологе, он «принадлежал к классу мусульман старой школы, но в то же время был сторонником европейского образования и был очень популярен в своей пастве… состоял почетным членом Мусульманского благотворительного общества и законоучителем во всех учебных военных заведениях».

Сын Зарифа – Юнусов Осман Зарифович (1900–1978) был оперным певцом в Михайловском (Малом оперном) театре. Внук Зарифа – Юнусоф Кемаль Османович  (1935 г. р.) – выпускник Восточного факультета ЛГУ, арабист, кандидат филологических наук, доцент арабской кафедры совр. литературы.

Лит.: Теляшов Р. Татарская община Санкт-Петербурга. К 300-летию города. – СПб., 2003; Загидуллин И. К. Мусульманская община в Санкт-Петербурге. XVIII – начало – XX вв. – Казань, 2003.

Д. М.

Юнусов Мухаммед-Шакир (ок. 1822–1905?) б. Мухаммед-Юнус б. Абдулжалил – уроженец с. Овечий Овраг (ныне К.-Октябрьского р­на Нижегородской обл.), мулла в с. Овечий Овраг (1836–1869), имам Первого мусульманского прихода Санкт-питербурга (с 1869 г.). Старший Сын Мухаммед-Юнуса Абдулжалилова из потомственного рода имамов Биккининых–Абдулжалиловых. Образование получил в медресе отца в с. Овечий Овраг.

С апреля 1869 г., получив разрешение от ОМДС, по ходатайству 548 мусульман, выступивших от имени всех татар СПб., временно исполнял обязанности имама СПб. 5.12.1869 г. был утвержден губернским правлением на должность гражданского муллы Первого мус. прихода СПб. В 1870 г. получил духовное звание ахуна.

В кон. 1870-х гг. проживал в доме № 6 на углу ул. Ямской и Свечного пер.

В 1881 г. Ю. вместе с имамом Второго мус. прихода А. Баязитовым выступил с инициативой строительства в СПб. Соборной мечети (к тому времени в городе проживало 2440 мужчин-мусульман). В 1883 г. они были утверждены членами комитета по сбору пожертвований на строительство «главного исламского храма Российского государства» (в 1891 г. Ю. в составе комитета сменил его сын М.-З. Юнусов). В 1902 г. вошел в рабочую группу по решению вопросов, связанных со строительством мечети.

Др. сын Ю., Хасян Шакеров, был имамом 1-й соборной мечети с. Овечий Овраг в нач. XX в. накануне и в годы I мировой войны.

Лит.: Теляшов Р. Татарская община Санкт-Петербурга. К 300-летию города. – СПб., 2003; Загидуллин И. К. Мусульманская община в Санкт-Петербурге. XVIII – начало – XX вв. – Казань, 2003.

Д. М.

Абдулжалилов, Садек (1829–1886), более известный под именем Садек-­абзи, шейх братства накшбандийа, улем, философ, мударрис медресе в с. Овечий Овраг / Куй Суы (ныне Краснооктябрьского р-на Нижегородской обл.), один из самых известных шейхов Нижегородчины XIX в., слава о котором чрезвычайно широко распространена среди различных групп нижегородских татар вплоть до сего дня. Потомственный имам: отец Садека — Юнус(ис) (1793-1852) и дед — Абдулжалил Биккинин (1769 – ? г. р.) являлись имамами 1-й соборной мечети села и мударрисами в сельском медресе — старейшем учебном заведении юга Нижегородчины, основанном не позже сер. XVIII в. и являвшемся своеобразным учебно ­религиозным центром для татарских сел рубежа XVIII–XIX вв. После смерти Юнуса (1852 г.) приход унаследовал его старший сын — Сабир Юнусов, в то время как Садек, получивший образование в местном, а затем Бухарском медресе, стал преподавателем в медресе. «Академия», как называли медресе, созданное его дедом Абдулжалилом, было средоточием знания и истинной веры. Дважды совершил хадж; привезенные им из хаджа сундук и четки до сих пор хранятся в его доме. Был известен в народе как философ и целитель; писал на теологические и философские темы, впоследствии труды утрачены.

Садек-абзи владел арабским, тюрки, персидским, русским яз., глубоко изучал Коран и знал наизусть многие суры и аяты; послушать его искусное чтение Корана собирались мусульмане из ближних и дальних мест. Согласно преданиям, ученый и просветитель Хусаин Фаизханов заезжал к Садек-абзи в Овечий Овраг для общения незадолго перед своей смертью. Известно, что Садек-абзи не оставил после себя потомства, хотя имел двух жен. Похоронен на сельском кладбище на мазаре имамов из его рода; сохранился старинный надмогильный камень.

Среди простого народа до сих пор бытует немало разнообразных историй, которые приписываются Садек-абзи, при этом в каждом селе известны свои варианты рассказов об одних и тех же событиях. Легенды о реальных или мнимых деяниях А. не изучены и существуют только в устной традиции, в связи с чем они не всегда точны и последовательны. Особое внимание людей привлекает дом Садек-абзи — одноэтажное, неказистое и малоприметное деревенское строение XIX в. С момента смерти Садек-абзи считается, что его посещение помогает не просто укрепиться в вере и обогатиться духовно, но и способствует воплощению желаний. В настоящее время посещение дома Садек-абзи («изгеляр йорты зияраты» — «посещение дома святых угодников») превратилось в особое подразделение суфийско-ишанского культа посещения святых мест.

 Лит-­ра: ЦАНО, ф. 2, оп. 1, д. 1485, л. 28; ф. 5, оп. 41, д. 229, л. 11, оп. 42, д. 16, лл. 26 об., 27, ф. 5, оп. 45, д. 31, л. 29 об. — 30, ф. 5, оп. 48, д. 8873, лл. 33 об. — 38, оп. 50, д. 18314, лл. 1, 3, 22, ф. 5, оп. 51, д. 21247, л. 36 об., д. 24194, л. 15; ГОПАНО, ф. 1, оп. 1, д. 5569, л. 29 об.; Сенюткин С. Б., Идрисов У. Ю., Сенюткина О. Н., Гусева Ю. Н. История исламских общин Нижегородской области: Монография. Нижний Новгород: Изд­во ННГУ, 1998 (далее — Сенюткин С. Б. и др. 1998). С. 247–251. Наш земляк Садек­абзи // Медина. —  2004. — № 2 (Февраль) — С. 9. — Сенюткина О. Н. 

Материалы представленные выше на данной странице взяты из следующих источников:

Ислам на Нижегородчине: энциклопедический словарь. Серия “Ислам в Российской Федерации” Выпуск 1 / Гл. редактор Д.В. Мухетдинов. Нижний новгород ИД “Медина”, 2007 г. 210 с.

Ислам в Москве: энциклопедический словарь. Серия “Ислам в Российской Федерации” Выпуск 2 / Гл. редактор Д.В. Мухетдинов, составитель и отв. редактор – Д.З. Хайретдинов. Н. Новгород ИД “Медина”, 2008 г. 320 с.

Ислам в Санкт-Питербурге: энциклопедический словарь. Серия “Ислам в Российской Федерации” Выпуск 3 / Гл. редактор Д.В. Мухетдинов, составитель и отв. редактор – Д.З. Хайретдинов. Н. Новгород ИД “Медина”, 2009 г. 308 с.

http://www.idmedina.ru/